?

Log in

No account? Create an account
лого

May 2012

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
помоги.орг

sarrochka in pomogi_fond

Про младенца Сашу и его маму Таню

Этим рассказом хочу открыть цикл реальных повестей о реальных людях, которые проходят через нашу жизнь. Просто подумалось как-то: как много вы теряете, не зная об этом…

Началась эта история в один прекрасный июньский денёк, когда я, ничего не подозревая, ехала в офис. Мне позвонила Мила и ошарашенно произнесла: «Мне сейчас звонила какая-то ненормальная, срочно хочет отдать ребёнка».

В моей богатой на фантазии голове сразу возникла следующая картина: великовозрастный «ребёнок», в очередной раз нанюхавшись клея, и принеся домой полный портфель «двоек», довёл свою маман-одиночку до ручки и она остервенело названивает в Помоги.Орг, чтобы мы приняли меры, забрали её отпрыска в свои объятья и отвезли в какое-нибудь прекрасное далёко.

Данный расклад мне совсем не понравился, и я опасливо спросила, сколько лет детёнышу. На что Мила радостно провещала, что сама мало что поняла из истории, только что ребёнка надо срочно пристроить в «хорошие руки» (!!! — как собачку), что он новорожденный, совершенно здоров и зовут его Саша. Мама из Казахстана, но русская, без гражданства, мужа, жилья, ребёнка растить не на что.

«Ну и куда мы его денем?» — вяло поинтересовалась я, понимая, какое количество проблем нас ожидают. «Как это куда?» — воодушевлённо прощебетала Мила — «Ты представляешь себе, как мы сможем осчастливить какую-нибудь бездетную пару, это же такая редкость — знать ребёнка практически с рождения! Да и парню не придётся маяться четыре месяца в больнице без материнской ласки».

Последний аргумент был для меня решающим, потому что, честно скажу, бездетные пары меня не волновали совершенно. А вот ситуация с отказными детьми в нашей стране очень даже волновала, когда они, после родильного и перед детским домом, проводят до нескольких месяцев в больницах и лежат там совсем одни, потому что медперсонал должен делать уколы и ставить капельницы, а не нянчить лялек и рассказывать им сказки на ночь.

«Я поеду к ней сегодня, сфотографирую ребёнка, позвоним нашим коллегам, которые занимаются усыновлением, и пристроим его моментально, вот увидишь!» — Милин энтузиазм мог растопить и кусочек вечной мерзлоты.

«Я поеду с тобой» — решилась я. Уж очень хотелось посмотреть на мать-ехидну.

Через пару часов, прикупив пачку памперсов, мы уже поднимались на лифте в одноподъездном доме на Бабушкинской. «Они сейчас у подруги, временно» — пояснила Мила. Моя маман же, уже посвящённая в подробности этой жуткой истории, вещала мне при этом в телефонную трубку: «Сарра, умоляю, будьте осторожнее — а вдруг это ловушка и на вас там нападут! Какая-то странная история!» Зачем кому-то на нас нападать — это уже пятый вопрос, главное, что моя мамуля умеет нагнать жути и на нужном этаже мы выползали из лифта, опасливо озираясь по сторонам.
Дверь нам открыла грузная мадам с перегидрольными патлами и явными следами вчерашней попойки на лице. «Я так себе её и представляла» — злобно сощурилась я. Однако, зайдя в дом, мы увидели совсем другую картину: в крохотной однокомнатной квартирке, на диванчике, сидела бледная зашуганная женщина чуть больше тридцати, маленького росточка, которая прижимала к груди крошечный кулёк со сморщенным красным личиком. Рядом стояла пластмассовая ванночка, застеленная байковой пелёнкой. Надо полагать, импровизированная кроватка.

Ну, мы, конечно, стали умничать, задавать вопросы всякие, делая вид, что только тем и занимаемся по жизни, что забираем у незадачливых мамаш их деток и пристраиваем в семьи олигархов.

«Почему вы не отказались от него в роддоме?» — задала я так мучавший меня всю дорогу вопрос. «Это решило бы все проблемы разом, откажись вы от него там, сразу, как делают все. Зачем теперь эти проблемы?»

«Я надеялась, что получится как нибудь это решить и я оставлю его у себя» — просто ответила Таня (так звали женщину), — «но ничего не получается и Саше, всё же, будет лучше у людей, имеющих материальную возможность его вырастить. Я только не хочу его в детдом. Помогите, пожалуйста, пристроить его сразу в семью.» — Таня моляще смотрела на нас.

Времени не было. У своей знакомой Таня могла находиться ещё пару дней максимум. Надо было что-то делать. Мыть ей кости, какая она гадюка, почему-то больше не хотелось. «Тут что-то не то» — всё время крутилось в моей голове, но что — вот вопрос.

На следующий день Мила радостно сообщила мне, что есть контакты потенциальных родителей, одним она даже уже отказала, поскольку те слишком деловито интересовались европейской ли ребёнок внешности, что Милу взбесило неимоверно.

«Так что пристроить Сашу будет не сложно» — прощебетала Мила и упорхнула в отпуск, оставив за собой шлейф духов и груду проблем под названием: «Хотите усложнить себе жизнь? Спросите Милу — как».

Поначалу я довольно вяло размышляла над сложившейся ситуацией. Таня должна была мне позвонить, но звонка от неё не последовало и я позвонила сама. Когда мне ответили, что она съехала в неизвестном направлении — вот тут у меня опять включилось воображение, будь оно не ладно. И я отчётливо представила себе мальчика Сашу, валяющегося на помойке и Таню, радостно прожигающую жизнь в каком-нибудь затрапезном кабачке.

Доведя себя, таким образом, практически до истерики, я начала поиски пропавших. Таня, правда, вскоре нашлась сама — она переехала к другой своей знакомой и с нетерпением ждала, когда же мы пристроим Сашу. А у меня всё больше росло убеждение, что отдавать ребёнка она совсем не хочет. И, знаете ли, никакие семьи олигархов не сравнятся с любовью матери, а в том, что Таня Сашу любит, я уже и не сомневалась.

И тут я познакомилась с Таниным «ангелом хранителем», женщиной, в магазине которой Таня работала продавцом. Женщиной, которая, по её словам, уже много лет тащила «эту дуру» и её 14-летнюю дочь Яну. Которая оплачивала весь долгий и дорогостоящий процесс Таниного получения гражданства, которое вот-вот уже будет готово. И которая совершенно не готова была взвалить себе на плечи ещё одного Таниного ребёнка. Я услышала, что дочь у Тани совершенно брошена и предоставлена самой себе, что Тане и этот ребёночек совсем не нужен, что она будет шляться. Что она ни рыба, ни мясо и всю жизнь у них на шее (у неё и у той подруги, которая сейчас Таню-то и приютила). Что они даже пристроили Таню замуж, но и тут ничего не вышло — муж Таню побил, она ушла, сняла комнату в коммуналке с ужасными соседями, которые против грудного ребёнка и готовы на любое вредительство.

Мне было странно, почему же этот человек, эта женщина, так помогает такой неблагодарной и никчёмной Тане из Казахстана. И я продолжала копаться в этих историях, в этих людях с их странными судьбами. «Зачем тебе вообще всё это было нужно?»- спросите вы меня. Но я уже погрузилась в эту историю с головой, я уже чуяла, что здесь всё имеет двойное дно. Да и что бы я сказала Милке по её возвращению? :)

Наступила среда. Каждый день щелкал у меня в голове, как холостой выстрел. Каждый день мне звонили тётка, у которой жила Таня, и другая, у которой жила её старшая дочка, и просто требовали срочно пристроить ребёнка, гордо сообщая, что они не пожалели средств и купили ему коляску и ванночку и всё это отдадут, даже не попросив денег. «Дурдом на выезде», как сказала бы моя маман.

Я нашла приют, куда можно было бы на первых порах пристроить Таню с детьми, и, как попка-дурак, твердила этой упрямой овечке, что мы её по-любому поддержим, что не оставим, пусть только ребенка не отдает, пусть расскажет, где там у них собака порылась — тщетно. Она бубнила, как загипнотизированный ослик Иа, что «Саше будет так лучше, я не справлюсь, я не справлюсь….»
«Тётка в шоке» — понимали мы — «Послеродовая депрессия, сложившаяся негативная ситуация и т.п.»

А как сокрушить это всё — ну не знали. Наступила пятница. Приемных родителей мы не нашли — слишком мало было времени. В приюте её уже ждали (это тоже стоило мне нервов), но она ехать в приют не соглашалась. Тётки орали. Но, надо отдать им должное, предлагали нам забрать ребёнка «в какой-нибудь приют, или к кому-нибуть, потому что жалко в больницу, мы ж не звери». А куда мы недельного ребёнка заберём?

Напряжение достигло предела. Таня похоронным голосом прошептала, что понесёт ребетёнка в опеку — писать заявление, что она отказывается от него и оставит его там. А они уже отправят Сашу в больницу.

Я психанула и сказала, что умываю руки, потому что человек сам вершитель своей судьбы и этой женщине и так крупно повезло, что она попала на Милу, а потом и на нас, и если она всё равно боится оставлять ребенка, то насильно заставлять её никто не будет.
А то, действительно, мы её сейчас в приют, а она через неделю оттуда дёрнет, оставив Сашу, да и Яну до кучи. И мы потом сами их будем всех усыновлять. И куда, интересно?
Ночью я, конечно, не спала — треклятое воображение не давало покоя, всё слышался одинокий плач Сашки.

В субботу я занималась аутотренингом: «Я забыла про эту историю». А к вечеру мне позвонила наипрекраснейшая женщина из того приюта, куда я хотела везти Таню с детьми и начала причитать, как же можно было младенца отдать. Меня даже пот холодный прошиб. Как подумала, что по моей вине ребёнок теперь один. Ведь могла бы настоять, пошустрить побольше… я кинулась звонить Тане. Трубку сняла одна из «ангелов»:
— Они с Сашей гуляют
— ???
— Ой, да она в пятницу его понесла отдавать, а там короткий день, они сказали — в понедельник приносить. Ну мы пошли ей на встречу, разрешили ещё до понедельника пожить у нас.
И я поняла, что Таня слукавила и никуда его не носила. Не смогла. Хотела выиграть ещё немного времени, надеясь на чудо.

Ну, рассказывать вам сейчас все подробности о том, как мы её извлекали из лап «ангелов» я уж не буду. Скажу только, что должна была Таня тёткам 80 тысяч рублей. Всё, что они для неё делали (в основном возня с гражданством), всё записывали (думаю, с процентами), и использовали её как практически бесплатную рабочую силу у себя в магазине, в счёт уплаты долга, который почти не уменьшался. Беременность (кстати, от того самого мужа, который её избил) она скрывала от всех, потому что, сами понимаете, радости ни у кого из её окружения не возникло бы.

Мы разрулили ситуацию с долгом, поселили её с детьми пока в приюте под Рузой. Хотим поддерживать их, пока нельзя будет отдать Сашу в ясли и пристроить Таню на работу, помочь снять квартиру где-то в ближайшем подмосковье. Гражданство, слава Богу, вот вот будет готово.

У себя в Казахстане Таня тоже жила очень бедно. Её первый муж умирал от рака головного мозга и она работала на рынке, чтоб только накормить 4-летнюю Яну и уже практически недееспособного мужа. Так она и нашла его, как-то придя с работы — мертвого. А рядом сидела маленькая Яна. С московским мужем не сложилось, и Таня с Яной оказались в комнате в комуналке, её сдавали очень дёшево из-за жутких соседей, которые запросто могли и дверь в ванную комнату вышибить.

Когда я приезжаю к ним, и вижу женщину, которая в первый раз в своей жизни не выживает, а живёт, которая занимается детьми, не спускает с рук маленького Сашку, и радуется просто прожитому дню, я понимаю, что всё это было сделано не зря. И пусть таких Тань миллионы, пусть мы никогда не сможем всем помочь — одна Сашкина улыбка дорогого стоит.

Для них, как вы понимаете, ещё надо прорву всего — денег, вещей и т.п. Очень помогает приют, но это только до сентября, потом туда вернутся дети из летних лагерей и комнату, где живут сейчас наши подопечные, придется освободить, так что нам нужно будет снять им квартиру неподалеку, пока Сашка не подрастёт. Приют будет их поддерживать, комить в своей столовой, но, тем не меннее, много всего ещё понадобится.
Вы можете поучаствовать? Что угодно, ничего не будет лишним — кроме Тани, Яны и Саши в приюте ещё куча детей и продростков. Но это уже другая история, про реабилитационный центр в Рузе.


Сашка, когда мы его только увидели


Таня и Саша в середине июля в Рузе


Саша в середине августа в Рузе, с девочкой из реабилитационного центра

Comments

Пожалуйста ответьте что сейчас с Таней и детками.Как сложилась их судьба?Я живу в Краснодарском крае,у меня приемная семья уже 10 лет,я знаю не по наслышке что такое дети без родителей,и как долго приходится "залечивать"их раны.Когда читала про Таню,возникло желание приютить их у себя.Таня могла бы работать,а я все равно дома со своими детками,и за ее бы присматривала-разумеется бесплатно.
Наталья, с Таней и детьми все хорошо) они так и живут в центре в селе Никольское. Летом мы отправляли их в Болгарию. Папа Саши появился и даже прописал ребенка у себя в Москве. Правда у Тани отношения с ним так и не наладились.
ВОт сслка на их страничку на нашем сайте:
http://pomogi.org/stories/borisovy/#.UGmRdK4n_ju
В моем сердце давно живет желание помочь какой нибудь девочке-выпускнице дет.дома,которой с маленьким ребенком или детьми просто не куда идти и ,естественно,в такой ситуации не на что жить.Причем помочь реально,взяв к себе,или сняв домик неподалеку и помогать(у нас в селе можно не дорого снять домик).Единственное что бы девочка(мама) была не пьяницей, порядочной,у меня же дети.Так что если что пишите мне на почту.